ВНИМАНИЕ!

Ассоциация саморегулируемая организация
"Центральное объединение организаций по инженерным изысканиям для строительства "Центризыскания". (Ассоциация СРО "Центризыскания")

+ 7 (495) 787-71-91
+ 7 (495) 926-77-16 (для сотовых)
129090, Москва, Большой Балканский пер., д.20, стр.1

Леонид Кушнир: саморегулирование дало изыскателям очень многое

Для нас положительный результат от системы саморегулирования состоит в том, что изыскания реально выделили в отдельную отрасль.

 

Любая стройка начинается с изысканий — это аксиома. Однако долгое время изыскатели воспринимались как придаток к строительному комплексу, а не самостоятельный субъект строительного процесса. Саморегулирование исправило эту несправедливость. Однако уже более года в Национальном объединении изыскателей нарастает раскол, который грозит обернуться ликвидацией этой структуры. И кто тогда защитит интересы изыскательского сообщества? Об этом мы беседуем с президентом Национального объединения изыскателей Леонидом Кушниром:

 
 
 

Леонид Григорьевич, в конце этого года нацобъединения строительной сферы начнут отмечать свои пятилетия - дату, когда можно подвести первые итоги. За пять лет, вспоминая, с чего начиналось, и глядя на то, к чему пришли, - не возникают сомнения в правильности выбора?

  • Конечно, саморегулирование — дело для нашей страны новое. Это сродни небольшой революции — переделать ситуацию таким образом, чтобы преимущественно государственное регулирование градостроительной деятельности перешло к преимущественно общественному. Это существенно усилило позиции профессионального сообщества. С точки зрения созданной законодательной и идеологической платформы все выглядело хорошо и правильно, поскольку преимущественно общественное регулирование требует усилий от профессионального сообщества, от людей, которые знают и понимают, о чем идет речь, и как улучшать и развивать этот вид деятельности.

Самый положительный результат для нас от системы саморегулирования - изыскания реально выделили в отдельную отрасль. Потому что инженерные изыскания по своим профессиям и ответственности перед обществом серьезно отличаются от других видов деятельности строительной сферы, хотя бы тем, что наших специалистов готовят не только строительные вузы.

Мы как изыскатели наконец-то попали отдельными частями в Градкодекс РФ и в Технический регламент «О безопасности зданий и сооружений». В них законодательно зафиксировано, что нужно создавать основные требования к инженерным изысканиям, в том числе, прогноз изменения свойств грунтов и прочих природных факторов. В проектном расчете важно иметь не только сегодняшние природные характеристики и техногенные факторы участка, но и те, которые он приобретет в процессе строительства и эксплуатации здания или сооружения. Если это не спрогнозировать, то через несколько лет сооружение может разрушиться.

Благодаря саморегулированию мы сумели законодательно определить роль инженерных изысканий в обеспечении безопасности зданий и сооружений, а ведь раньше они всегда были придатком к строительству. Это тоже большое достижение.

Изыскатели теперь несут ответственность за правильные решения при разработке градостроительных документов и документации — согласно законодательству сейчас нельзя разработать и утвердить генплан, если не учтены результаты инженерных изысканий. То есть, впервые в нашей стране правительство в соответствии с Градкодексом приняло постановление о порядке проведения инженерных изысканий. Потому что мы — главное звено, которое поставляет информацию об опасных природных процессах, о границах их распространения и об их характеристиках.

Кроме того, в последние годы, во многом благодаря системе саморегулирования мы вплотную занялись изучением опыта наших коллег в других странах. Мы установили контакты с международными обществами по геодезии и геологии, начали у них изучать и применять некоторые положительные элементы организации перспективных работ. Это позволяет нам сейчас активно развиваться. Например, мы взяли лучшее для совершенствования нашей нормативной базы. Мы фактически полностью переработали старый СНиП, появился новый качественный документ. Жаль только, что не можем сейчас довести его до конца, поскольку правительство никак не примет постановление об обязательности отдельных его частей. Это нам очень мешает. Короче говоря, общее направление развития нормативной базы у нас сблизилось с международным опытом и дает возможность определить перспективу по мере развития науки, техники, технологий. Это серьезный профессиональный импульс.

Мы создали, утвердили на заседании Совета и активно отрабатываем приоритетные направления деятельности нашего национального объединения. Они многократно обсуждались и на Совете НОИЗ, и с профессионалами. Кроме того, мы создали лучший в нашей стране за всю историю изысканий научно-технический совет, в котором состоят академик РАН, пять или шесть академиков общественных академий, около 10 докторов наук, несколько кандидатов наук и серьезных, известных всей стране специалистов. То есть по всем видам инженерных изысканий у нас есть эксперты высшего уровня для решения научно-методических, нормативно-технических и технологических задач.

Законодательство нуждается в реформе

Но это, как Вы правильно сказали, положительные стороны саморегулирования. А ведь и отрицательных также немало…

  • К сожалению, это так. Когда мы создавали основы законодательства о саморегулировании, мечтали и были уверены, что те компании строительной сферы из тех СРО, где требования выше, и у которых контроль за деятельностью членов налажен лучше, на рынке будут иметь преимущество перед заказчиками. К сожалению, в силу несовершенства законодательного оформления наших идей получилось ровно наоборот. Заказчиков, оказывается, волнует не качество работ, надежность или минимизация риска — их интересует только конкретная экономика, сокращение затрат. К этому призывал и закон о госзакупках. Так что в результатебольшинство изыскательских организаций пошли в те СРО, где требования к членам самые низкие, а действенный контроль практически отсутствует. Из 40 СРО — членов НОИЗ только 2 или 3 имеют повышенные требования, все остальные — по законодательному минимуму, а большинство СРО контроль за своими членами ведет в основном документарный, по существу, формальный. Кстати, у строителей и проектировщиков произошло то же самое.

Есть еще один негативный момент: мы законом предусмотрели профессиональные требования к организациям, входящим в СРО, но нет никаких профессиональных требований к руководителям СРО. Мы требуем от компаний для получения допуска трех специалистов с высшим образованием и профессиональным стажем, а те, кто ими командует, могут быть кем угодно. Сложилось так, что сегодня во главе только четверти изыскательских СРО стоят профессионалы. Все остальные руководители — юристы, механики, экономисты, не имеющие отношения к инженерным изысканиям или смежным профессиям. И что мы в итоге получаем? Только то, что некоторые руководители СРО в развитии вида деятельности, которому они служат, не заинтересованы! Это огромный провал в нашем законодательстве.

Следующий момент: законом главным исполнительным органом нацобъединения определен Совет, он принимает решения, от которых зависит развитие нацобъединения и СРО. Но за что он отвечает? Ответ: ни за что! То есть, Совет может принять любые решения, в зависимости от того, какие там создались группировки и чьи интересы сошлись, но отвечать за эти решения он не будет. Сегодня, например, в НОИЗ Совет сконцентрировал в своем составе представителей от примерно 20% изыскательских компаний. Остальные 80% компаний, входящие в состав других СРО, не участвуют в работе Совета и не имеют в нем представителя своих интересов.

Еще одна ошибка в законодательстве — предусмотрена ротация членов Совета, а не представителей СРО. То есть, от одной и той же СРО могут постоянно проходить в Совет новые члены. Так мы получили «клан вечных сенаторов». Вот поэтому в НОИЗ и сложился конфликт. Президент пытается представлять интересы всех изыскателей, а ряду членов Совета нужно только одно — бизнес от саморегулирования. Дело стало доходить до того, что члены Совета начали открыто высказываться: до чего же вы нам надоели с вашими изыскателями! Так что большинство членов Совета НОИЗ не волнуют проблемы изыскателей и разговоры о них ведутся лишь для пиара и часто носят лицемерный характер.

Ликвидировать это противоречие можно только путем совершенствования законодательства. Мы сформулировали соответствующие предложения, направили в Минрегион, потом в Минстрой, но пока никакой реакции на них нет. И это очень плохо, потому что мы открыли лазейку для людей, которые различным путем получают доход от саморегулирования.

«Дайте же мне уйти!»

Я прекрасно помню, как начиная с 2010 года, Вы со всех трибун говорили, что наползает огромная опасность, когда количество коммерческих СРО превысит количество добросовестных и решения, необходимые отрасли, провести будет невозможно…

  • Эта угроза нарастает, особенно она видна в нашем нацобъединении изыскателей. У нас уже почти половина СРО — недобросовестные, которые начали конкурировать между собой, и все это вылилось в конфликт и попытки незаконно снять президента НОИЗ, чтобы поставить своего человека. А потом и ревизионная комиссия начала фабриковать необоснованные обвинения. Сейчас многие руководители СРО, решая свои частные задачи, конкурируют между собой и не могут ни о чем договориться. А ведь все это очень сильно вредит инженерным изысканиям, уже даже обсуждаются предложения о ликвидации НОИЗ и другие похожие темы.

Самое главное, что по решениям Минюста и Минстроя Вы — законно избранный президент НОИЗ, и другая трактовка этими ведомствами не допускается.

  • Это так, но наша «оппозиция» не дает нам работать эффективно. 18 сентября 2014 года у нас должно состояться заседание Совета НОИЗ, на котором, согласно законодательству, будет назначен Съезд, который должен избрать нового президента нацобъединения. Но опять пошли призывы от оппозиции на него не приезжать. А ведь это очередная глупость со стороны оппозиционеров — если они хотят меня как можно быстрее переизбрать, зачем же тогда срывать Совет, на котором должен быть назначен перевыборный Съезд? Другого способа избрать нового президента законом не предусмотрено!

Собственно говоря, Вы сейчас просите оппозицию приехать на Совет, чтобы назначить съезд, на котором передать свои полномочия вновь избранному руководителю?

  • Совершенно верно, потому что я могу передать дела только законно избранному президенту. А тому, что они сейчас делают, результат один: мне придется опять некоторое время тянуть лямку. То есть сейчас, единственный выход из ситуации - собраться на Совет 18 сентября, принять решение о съезде и выходить на съезд. Я сдам свои полномочия через отчет и передам дела новому президенту. А на Совете мы должны все это решить и объявить избирательную кампанию.

Ситуация странная. Вы готовы сложить полномочия и передать управление нацобъединением новому президенту, а оппозиция делает все, чтобы Вы остались как можно дольше…

  • Я ведь еще в марте этого года собирался уходить, но они все испортили на декабрьском съезде 2013 года, нарушили свое же честное слово не менять повестку дня Съезда и ограничиться только обсуждением сметы на 2014 год. А на съезде устроили демарш, разыграли, можно сказать, комедию, переходящую в фарс. Ну, и чего добились? Ничего!

НОИЗ все равно работает, мы не сорвали ни одного поручения правительства или Минстроя. Даже выходили с инициативными предложениями — их было около 20. У нас остался небольшой, но очень работоспособный аппарат, и 10-12 членов Совета также активно работают.

Но, насколько я знаю, оппозиция и взносы перестала, вопреки закону, платить в НОИЗ?

  • Совершенно верно! Они приняли решение не платить взносы в НОИЗ, и мы сейчас 70% взносов получаем через суд, в том числе и от СРО - оппозиционеров. Более того, ситуация медленно, но верно идет к уголовному делу, поскольку эти СРО приняли решение платить взносы в управляющую компанию - некую ООО «Экрос». На что тратятся эти деньги — непонятно, а ведь их там несколько миллионов рублей. Ясно одно — оппозиции во главе с Павлом Клепиковым нужно срочно провести свой «съезд», чтобы снять этот вопрос и не отчитываться за потраченные деньги. И им абсолютно не нужен официальный съезд, на котором придется отвечать на неудобные вопросы. А ведь этим отколовшимся СРО все равно придется платить взносы в НОИЗ — по суду они обязаны будут это сделать. То есть, заплатить дважды.

Но на общем собрании члены СРО могли бы спросить у своего руководителя, который участвует в расколе нацобъединения, почему он принимает такие решения?

  • Вот тут еще одна прореха в нашем законодательстве. Она дает право руководителям СРО делать внеплановые проверки своих членов и приостанавливать действие свидетельства о допуске. Выступил какой-то директор с критикой руководителя СРО — завтра к нему приезжает комиссия, обязательно что-нибудь найдут и приостановят на 2 месяца действие свидетельства о допуске. А у него договоры, летят сроки работ, ему не идет финансирование. Фактически это крах компании. И большинство директоров говорит: да пусть они там в СРО и нацобъединении творят что угодно, лишь бы нас не трогали. Я знаю, что такие случаи, были, например, в СРО «АИИС».

Во главе НОИЗа должен быть профессионал

Леонид Григорьевич, получается, что на посту президента НОИЗ должен быть не просто профессионал, но человек с определенными качествами. Какими?

  • В свое время Дмитрий Медведев назвал Россию страной правового нигилизма. Абсолютно верное определение! Действительно, законы в большинстве своем в нашей стране не исполняются. Поэтому первое требование к президенту нацобъединения — он должен ежедневно, постоянно, на всех заседаниях Совета говорить о том, что законы надо соблюдать. Я всегда стоял и буду стоять на этой позиции. Я согласен, многие законы плохие, их надо совершенствовать, но их надо исполнять!

Во главе нацобъединения должен стоять профессионал отрасли или эффективный менеджер?

  • Безусловно, это должен быть профессионал. Ибо будучи непрофессионалом в НОИЗ — трудно защищать то, что сделано в развитии инженерных изысканий за последние 60 лет. Нужно каждый день воевать за нашу специализацию, ответственность, за наше развитие, за наши профессии, которые достаточно редкие и требуют от специалиста в течение всей жизни большого интеллектуального напряжения. Для такой борьбы очень важны качества менеджера. У президента НОИЗ должно быть постоянное чувство ответственности за ситуацию. А раз он профессионал, он всю свою подготовку, знания и авторитет должен направить на одно — развитие инженерных изысканий по всем параметрам.

Среди ваших коллег — руководителей СРО есть такие кандидаты на пост президента?

  • Есть, я думаю, из сорока 12-15 человек наберется. Есть профессионалы, которые готовы и могут взять на себя такую ответственность. И это не обязательно должны быть руководители СРО — это могут быть и профессионалы нашей отрасли, главное, чтобы они понимали, как нужно развивать это направление, как усилить привлекательность, романтику профессии изыскателя.

Лариса Поршнева