Аренда помещений

Ассоциация саморегулируемая организация
"Центральное объединение организаций по инженерным изысканиям для строительства "Центризыскания". (Ассоциация СРО "Центризыскания")

+ 7 (495) 787-71-91
+ 7 (495) 926-77-16 (для сотовых)
129090, Москва, Большой Балканский пер., д.20, стр.1

«МОСЦТИСИЗ» — об изысканиях, времени и о себе

Изыскания — залог безопасности любого строительства. Но только качественные изыскания могут обеспечить и безопасность, и долговечность сооружений.

 

Изыскания — залог безопасности любого строительства. Но только качественные изыскания могут обеспечить и безопасность, и долговечность сооружений. Именно поэтому репутация и опыт компании, которая проводит инженерные изыскания, должны цениться не меньше, чем ее основные фонды или капитализация на рынке. Об этом и многом другом мы беседуем с генеральным директором старейшего Московского центрального треста инженерно-строительных изысканий Владимиром Пасканным:

 
 
 

Владимир Иванович, 29 июля — день рождения треста «МОСЦТИСИЗ», а через 2 недели — День строителя. С какими итогами возглавляемая Вами компания подошла к этим двум датам?

  • Для нас текущий год складывается удачно. Может быть, не все показатели, которые мы поставили перед собой, достигнуты, но во второй половине года мы это наверстаем. В целом трест нормально развивается, и в работе постоянно находится не менее 20 контрактов.

Какова география работы вашей компании?

  • Мы выполняем любые профильные работы в любом регионе России. Несколько лет назад у треста была строго определенная география — Москва и Московская область. Сейчас мы далеко ушли от границ города, потому что иначе серьезное развитие невозможно, и весьма успешно вышли в регионы. Наш самый большой проект — это нефтеналивной терминал «Усть-Луга Ойл». Мы работаем в нем уже 2 года, и контракты там не заканчиваются, потому что руководство проекта довольно качеством, сроками и уровнем нашей работы, а нам там интересно и хорошо работать. Появились и новые партнеры — участники этого проекта. В целом география изысканий «МОСЦТИСИЗ» на сегодняшний день представлена от Владивостока до Анапы, и поэтому могу смело сказать, что нам по силам любая работа в любых климатических условиях.

Вы три года назад встали во главе «МОСЦТИЗИС» — треста с огромной историей. Что вы здесь обнаружили и что успели сделать за три года?

К моменту моего прихода компания находилась в довольно проблемной финансовой ситуации, ее выручка составляла 90 млн рублей в год. Это очень мало. Техника, здания, оборудование находились не в самом лучшем состоянии. То есть, трест уверенно работал в убыток, что повлекло бы за собой неминуемое банкротство.

За три года мы привели все наши объекты в достойное состояние, приобрели новое оборудование и технику, качественно изменили лабораторию и технологически стали успешной современной компанией.

Например, наша лаборатория вышла из подземелья в буквальном смысле этого слова! Она долгие годы находилась в сыром влажном подвале, а сейчас расположилась в современном здании, сотрудники работают в комфортных условиях. Я всегда с удовольствием показываю нашу новую лабораторию своим партнерам.

Мы выполняем весь спектр инженерно-строительных изысканий, на все виды работ имеются соответствующие допуски. Не так давно начали развивать, а вернее, восстанавливать дополнительные направления деятельности. Например, сейчас занимаемся техническим обследованием зданий и сооружений, вернулись к проектированию дорог — раньше трест всем этим также занимался. Мы инвестируем средства в приобретение необходимого оборудования, и все это имеет хорошие перспективы.

Штатная численность компании — около 150 человек, и она может выполнить большой объем работ.

Как вы оцениваете положение «МОСЦТИСИЗ» на рынке?

  • Мне сложно сказать, какую часть рынка мы занимаем. Недавно заказывали соответствующее исследование и даже пытались понять, что из себя представляет рынок инженерных изысканий. Но поскольку цивилизованного рынка нет, то даже специализированная компания не смогла сделать качественный отчет. Могу только сказать, что по всем критериям оценки рейтинговых агентств мы объективно имеем право называться максимально надежной компанией: по объему капитала и собственных средств, по квалификации персонала, наличию допусков, собственной техники, по капитализации предприятия, которая за последние годы выросла почти в три раза.

Это наш успех, мы стали брендом, стали известны на рынке, и наши сотрудники теперь гордо говорят: «Мы же — фирма!». Когда я пришел, такого ощущения не было. А сейчас все понимают, что мы работаем в надежной компании, с отличными людьми и с очень богатой историей.

А история помогает или мешает работать?

  • Я чувствую себя обязанным перед историей нашего треста, ведь даже страшно подумать, что если бы мне не удалось вывести компанию из пике, мы бы могли похоронить часть изыскательской истории, причем очень важную часть.

«МОСЦТИСИЗ» был первым трестом в стране, который специализировался на инженерных изысканиях. По его истории можно было изучать историю государства. Предприятие появилось в 1932 году, когда СССР становилось на рельсы индустриализации, и для этого было необходимо мобилизовать все возможные средства и ресурсы. Инженерно-строительные изыскания были нужны, чтобы устранить излишние расходы на устойчивость зданий и сооружений, сэкономить на строительных материалах. На мой взгляд, это очень хорошая идея, которая на сегодняшний день утрачена.

В годы Великой Отечественной войны трест эвакуировали из Москвы, и в это время в числе прочих он решил одну очень интересную задачу. Как вы знаете, залежи пищевой соли оказались на оккупированной Украине, в России соли не осталось. И сотрудники нашего треста нашли за Уралом новые соляные месторождения для всей страны.

В 60-е годы трест делал очень много изысканий за рубежом — Вьетнам, Кувейт, Куба и даже Гвинея. По передвижениям наших специалистов можно было изучать распространение влияния СССР в мире.

Я очень горжусь такой историей компании.

Не страшно было брать ее в управление?

  • Опасения у меня, конечно, были. Тем более, что я не первый человек, кому предлагали занять место директора, но мои предшественники, понимая, что в компании есть серьезные проблемы, от такого предложения отказались. Я решил рискнуть — и у меня все получилось.

«МОСЦТИСИЗ» — компания, 100% акций которой находятся у государства. А насколько государство помогает вам работать? Или создали и отправили в свободное плавание?

  • Скорее, последнее. Нельзя сказать, что у нас нет контактов с Росимуществом или Минстроем, — они интересуются результатами нашей работы, активно участвуют в совете директоров, — но в целом мы работаем на открытом рынке. Все наши достижения — это результаты общего труда. И не думаю, что наш статус дает какие-то конкурентные преимущества или преференции перед всеми остальными компаниями.

Однако почему-то бытует мнение, что раз мы государственное предприятие, нас наполняют каким-то огромным количеством госзаказов и бюджетных денег в ущерб всему остальному изыскательскому сообществу. Это абсолютно не так.

В нашей компании госконтракты составляют около 5%. Мы наравне со всеми участвуем в аукционах и наравне со всеми в них не побеждаем. И даже видим заключения конкурсной комиссии, где сказано, что приоритет отдан компании, созданной три года назад, а не нам по причине того, что у нас недостаточно опыта. То есть, у самой старейшей изыскательской компании в стране обнаруживается недостаток опыта! Такие вот решения. И в ФАС не пожалуешься!

Более того, очень часто на конкурсах нашими конкурентами являются компании, которые мы вообще не знаем, созданные накануне и ничего не имеющие за душой. И они также побеждают в конкурсах, а не мы. Но это общая проблема строительной отрасли, о ней много говорят, но пока ничего не меняется к лучшему.

Насколько вам мешают работать такие компании?

  • Довольно сильно, но проблема ведь не только в нас. Например, мы участвуем в конкурсе негосударственного инвестора, который не очень хорошо понимает все риски изыскательских работ. И когда совершенно неизвестная компания ставит на этом конкурсе цену работ ниже себестоимости, то я понимаю, что они не только нам испортят работу, но и инвестору, который потом будет вынужден огромное количество дополнительных денег закопать в землю в виде бетона, арматуры и так далее.

Все это нужно как-то объяснять заказчикам и в целом строительному рынку, потому что инвесторы, по большей части, вопрос инженерных изысканий воспринимают как проходной этап. Я думаю, что если провести мониторинг всех объектов, построенных по госконтрактам, можно прийти к неутешительному выводу, что расход строительных материалов, связанный с некачественными изысканиями, у нас значительно выше, чем мог бы быть на самом деле.

Экономия на изысканиях незначительна по сравнению с тем, что потом приходится тратить заказчику. Могу сказать, что мы однажды специально оценивали результаты изысканий некой компании и сравнили их с реальными результатами, которые провели за свой счет. И выяснили, что экономия заказчиком 2 млн рублей на проведении «качественных» изысканий повлекла дополнительные расходы при строительстве в 1 млн долларов.

Владимир Иванович, неужели в строительном сообществе совсем перестала цениться репутация?

  • Не совсем, потому что если бы было все так однозначно, наш трест перестал бы существовать — многие работы мы получаем именно за счет нашей репутации. Наши заказчики — именно те компании, которые понимают важность качества изысканий, понимают, что наш трест в состоянии решить достаточно сложные задачи, которые далеко не всем под силу.

Конечно, иногда мы с заказчиком расстаемся — как правило, из-за того, что принципиально не фальсифицируем результаты изысканий, несмотря ни на какие пожелания и дополнительные вознаграждения. Мы считаем, что в данной ситуации лучше потерять контракт, чем терять репутацию.

Я первый раз слышу, что заказчику нужны сфальсифицированные данные. Ведь он должен быть заинтересован в качестве объекта!

  • Понимаете, есть участки, на которых можно строить только после проведения серьезных и затратных подготовительных мероприятий. Заказчик, пытаясь сэкономить свои средства, через изыскания ищет лазейку, чтобы эти мероприятия не делать. Это путь в никуда, потому что экономия сегодня может иметь отложенные последствия завтра. Мы в таких играх не участвуем и пытаемся объяснить масштаб возможных последствий нашему потенциальному заказчику.

Но ведь, не получив понимания у вас, он пойдет в компанию-однодневку и получит необходимые результаты. Это ведь мина замедленного действия…

  • Согласен. И это также необходимо менять. Но не хотелось бы завершать наше интервью на столь грустной ноте.

Уважаемые коллеги, впереди — День строителя, наш общий и замечательный профессиональный праздник! Я поздравляю всех вас — изыскателей, проектировщиков, строителей - и желаю новых выгодных контрактов, надежных партнеров, интересных объектов, благополучия вашим близким, процветания вашим компаниям. Мы — представители самой замечательной профессии на земле, и нашим трудом и энтузиазмом развивается наша страна. С праздником!

Елена Шинкоренко